Кредитно-денежная политика в «количественном смягчении» — нужна ли?

Дмитрий Демиденко, трейдер, преподаватель iLearneyВ рамках мастер-класса «Будь трейдером с iLearney»

Очень часто рынки более бурно реагируют на высказывания официальных лиц, чем на публикацию тех или иных фундаментальных индикаторов. Особенно пристальное внимание уделяется инвесторами выступлениям руководителей Центральных банков. Так уж повелось со времен мирового экономического кризиса 1929 года, что регуляторы активно воздействуют на процессы, происходящие на финансовых рынках.

Денежно-кредитная рестрикция кредитно-денежной политики

С тех пор прошло уже почти сто лет, а влияние Центральных банков на динамику рыночного ценообразования становится все более очевидным. В зависимости от проводимой ими политики на рынке то появляются лишние деньги, то начинает ощущаться их дефицит. Подобные тенденции тесно связаны с процессами, происходящими в национальной экономике.

В упрощенном виде основными объектами макроэкономического регулирования со стороны Центральных банков выступают либо инфляция, либо экономический рост. Если регулятора не устраивает динамика роста индекса потребительских цен и других индикаторов, характеризующих инфляцию, то он начинает реализовывать меры рестрикционной (сдерживающей) денежно-кредитной политики. В этом случае и основные процентные ставки можно повысить, и нормативы отчислений в фонд обязательных резервов увеличить, и облигации выпустить.   Основная цель – ограничение ресурсной базы банков с целью сокращения темпов кредитования экономики. Ведь чем меньше кредитов выдается, тем меньше внутренний спрос на товары, работы, услуги, и, соответственно, меньше предпосылок для роста цен.

Однако сейчас совсем иная ситуация: кризис не прошел безболезненно, и многие страны столкнулись с рецессией. Сокращение потребления, замедление темпов экономического роста или их отсутствие, рост безработицы – вот далеко не полный перечень ее признаков.

Классические инструменты кредитно-денежной политики

В таких условиях от Центрального банка требуется проведение стимулирующей политики, то есть денежно-кредитной экспансии. Основной ее инструмент – это снижение процентных ставок. Кредиты становятся дешевле, что создает стимул для их более широкого использования для финансирования производственных, инвестиционных и иных программ, а также для личного потребления.

Но что делать, если процентные ставки и так находятся на низком уровне, а признаков восстановления экономики не видно?

Основные процентные ставки Центральных банков развитых стран

Ставка Значение
Австралия Cash rate

4.25%

Великобритания Repo rate

0,50%

Еврозона Refinancing tender

1.00%

Канада Overnight rate target

1.00%

Новая Зеландия Official cash rate

2.50%

Россия Ставка рефинансирования

8.00%

США Federal Funds

0,00-0.25%

Швейцария 3 month LIBOR range

0.00-0.25%

Япония Overnight call rate target

0.00%

Из таблицы следует, что если у Австралии или России имеется существенный потенциал для снижения процентных ставок в случае замедления экономического роста, то возможности Великобритании, Еврозоны и Канады в этом вопросе крайне ограничены. Не говоря уже о США, Японии или о Швейцарии. Не доплачивать же Центральному банку за предоставляемые им самим ресурсы?!

Однако одно дело — желание банков кредитовать экономику, а второе – их возможности. Для того чтобы увеличить ресурсную базу второго уровня банковской системы в мировой практике используются следующие инструменты денежно-кредитной политики: сокращение нормативов отчислений в фонд обязательных резервов ЦБ и операции на открытом рынке.

В первом случае, Центральный банк возвращает в банковскую систему часть денежных средств, которые банки обязаны хранить на его счетах. К таким мерам в этом году уже прибегали ЕЦБ, впервые снизивший норматив отчислений в январе с 2% до 1%, в результате чего в банковскую систему Еврозоны вернулось порядка 100 млрд. евро, и Народный банк Китая, сокративший в феврале показатель с 21% до 20,5% и возвративший банкам Поднебесной порядка $63 млрд.

Современные тенденции кредитно-денежной политики

Однако одно дело миллиарды, а другое – триллионы долларов. По оценкам экспертов, Центральные банки ведущих зарубежных стран за последние 3,5 года влили в экономику порядка $5-8 млрд. Последнее наиболее значимое увеличение ликвидности связано с ЕЦБ и его программой LTRO. Она предусматривает проведение аукциона по размещению 3-хлетних кредитов среди европейских субъектов хозяйствования. Общий объем прошедших в декабре и феврале двух раундов LTRO превысил 1 трлн. евро. В качестве основных целей указывались стимулирование экономического роста и увеличение ликвидности банковской системы. Предполагалось, что полученные ресурсы банки направят на кредитование реального сектора экономики и на рынок государственных облигаций европейских стран.

Наверняка, прежде чем принять подобное решение ЕЦБ неоднократно оценивал эффективность программы количественного смягчения, проведенной ФРС. Общий объем QE1 (2008 год) и QE2 (2010 год), организованных в форме выкупа облигаций, составил $1,37 трлн., то есть приблизительно равен по величине LTRO. Кроме того, ФРС около двух лет назад организовала проведение полугодовой программы Twist, суть которой заключалась в продаже облигаций сроком до 6 лет, средства от которой использовались на приобретение облигаций сроком от 6 до 30 лет. Это позволило снизить доходность долгосрочных ценных бумаг.

Меры по насыщению рынка дополнительной ликвидностью со стороны американского регулятора оказались достаточно действенными: в стране сокращается безработица, увеличивается потребление и темпы роста ВВП. Итоги LTRO оказались не столь радужны.

Европейские банки неохотно инвестируют полученные деньги в кредитование реального сектора экономики и в приобретение государственных облигаций, обосновывая это возросшими кредитными рисками. Большая часть из предоставленных ресурсов оседает на корреспондентских счетах ЕЦБ или пытается проявить себя на межбанковском рынке. Банки просто не знают, что с ними делать. По имеющимся на рынке слухам, некоторые крупные кредитные организации планируют досрочно погашать предоставленные в ходе LTRO кредиты.

Таким образом, далеко не всегда увеличение ликвидности приводит к ускорению темпов роста ВВП. И это должны понимать Центральные банки Японии и Великобритании, которые планируют ослаблять денежно-кредитную политику путем выкупа облигаций. Так согласно протоколу заседания Банка Японии от 13-14 февраля предусмотрено расширение программы покупки активов с 10 до 65 трлн. иен.

Как бы там не было, но увеличение ликвидности в мировой банковской системе оказывает существенное влияние на товарный рынок. В чем, на ваш взгляд, оно проявляется? Что будет происходить, например, с котировками  золота или других благородных металлов, если ФРС решит запустить программу QE3?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button