Биржевая конспирология

Большинство участников рынков абсолютно уверены в том, что рынками, как говорится, «рулят». Что существуют так называемые «кукловоды», которые устраивают все или почти все движения цен, и вообще рынок полностью в их руках. К последним обычно причисляют очень крупных игроков или маркетмейкеров, или тех и других в одном лице. Этой уверенности еще больше добавляется, когда рынки регулярно забрасывает в зоны стоп-лоссов, собирая там дань с незадачливых спекулянтов. И любой мало-мальски практикующий трейдер постоянно сталкивается с этим на опыте своего кармана, чем наверняка раз и навсегда утверждает кукловодов в своем мировоззрении рынков.

 трейдинг

Во всем виноват «Доктор Зло»

Не берусь биться об заклад о наличии или отсутствии кукловодов, однако это представление видится в большей мере конспирологическим. Что касается меня, то при выборе между конспирологией и глупостью я всегда выбираю последнее. В моем списке инструментов мироописания конспирология всегда на самой последней позиции. Во всяком случае, ее масштаб в расхожих описаниях поведений рынков, по-моему, сильно преувеличен.

Кстати то, что масштабных кукловодов нет, совсем не отрицает того, что совсем нет претендентов на этот статус, участников, пытающихся как-то влиять на ситуацию. Они как раз есть и в достаточном количестве. Только одно дело – пытаться, другое дело – реально рулить всем и вся. Тем более и между претендентами на такое могущество всегда наличествует жесткая конкуренция, как за места повыше, так и за степень влияния на ситуацию. Рынки же настолько всеобъемлющи и масштабны, что против любого кукловода всегда найдется с десяток других, с удовольствием желающих скрутить друг другу шею, в том числе и на рынке.

Вообще, включение в описание любой модели «доктора Зло» позволяет удобно закрыть любые белые пятна, особенно если они отбирают наши деньги. Почему рынки обрушились, и мы потеряли свои инвестиции? Дело рук финансовых воротил, они специально устроили это, чтобы еще больше обобрать простых людей. Вера в сверхсильную доминанту, наподобие веры в Бога, комфортно описывает явления с позиции, позволяющей оправдать собственные ошибки и неудачи, – мы потеряли деньги не потому что ошиблись, не досмотрели, проявили слабость, непрофессионализм и финансовое невежество, а потому что все так подстроил «доктор Зло», и увернуться от его наказания не было никакой возможности.

Как же тогда объяснить все эти подлые движения рынков регулярно норовящих отобрать деньги у добропорядочных спекулянтов? Ведь и книжки нужные читают, и в курсе всех новостей, и экономику в ВУЗах поизучали.

Один из способов подойти к вопросу – понять, что движения цен не всегда обязательно обусловлены чьим-то ни было направленным давлением на рынок.

Инвариантность позиций участников рынка

Допустим, в какой-то начальный момент на рынке имеется определенная структура позиций его участников. Пусть теперь какой-нибудь участник начнет непрерывно покупать контракты у других участников, тем самым последовательно наращивая свою длинную позицию. Если принять в качестве условия отсутствие любых иных воздействий на других участников рынка, кроме информации о его покупках, то, скорее всего, под воздействием таких последовательных действий рынок будет расти. В качестве механизма, описывающего такой рост цен, вполне сойдет модель баланса эмоций участников. Действительно, регулярная покупка с рынка все новых и новых контрактов, скорее всего, сместит баланс эмоций всех участников в сторону, невыгодную для нашего покупателя. Рост цен в такой ситуации вполне логичен.

Назовем такое изменение цен рынка дирекционным.

Теперь рассмотрим другой пример. Пусть участник рынка А купит у участника В контракт по цене P1. Следующим шагом пусть участник А продаст назад участнику В этот контракт по цене Р2. В общем случае цены Р1 и Р2 могут быть не равны. Однако, структура позиций участников рынка при изменении от цены Р1 к цене Р2 осталась абсолютно одинаковой. Понятное дело, что таких замкнутых цепочек сделок может быть сколько угодно много, и они могут включать в себя сколько угодно много участников рынка: например, первый продал второму, второй продал третьему, третий продал четвертому, четвертый продал первому, причем опять же, цены всех сделок внутри цепочки не обязаны быть равными. Для ответа на вопрос, как так получится, что цены не будут равными, можно снова обратиться к модели баланса эмоций. А можно даже и этого не делать, так как этот вопрос тут несущественен – главное, что такие изменения цен возможны, и они возможны при сохранении структур позиций участников рынка неизменными. Вывод: цены рынка могут изменяться без изменений структуры позиций его участников.

Назовем такие изменения цен инвариантными.

Понятное дело, что абсолютно инвариантное движение цен, когда структура всех позиций участников абсолютно неизменна, крайне маловероятно. Тогда рассмотрим еще подпример. Пусть рыночная ситуация при переходе от одной цены к другой приводит к такой смене позиций участников, при которой какая-то позиция меняет своего собственника с участника А на участника В, но при этом оба участника имеют одинаковый эмоциональный заряд на время обладания этой позицией. Тогда общий эмоциональный баланс на рынке что во время обладания позицией участником А, что во время обладания позицией участника В, будет одинаков. Т.е., для рынка участники А и В, во время обладания этой позицией, являются фактически неразличимыми. Значит, неразличимыми с позиции баланса эмоций участников будут и рыночные состояния. В практическом смысле такие изменения цен рынка мы также вправе считать инвариантными. Тогда множество движений рынка, которые мы сможем считать инвариантными, сильно увеличивается.

Итак, мы имеем два типа изменения цен рынка, и любое изменение цен можно представить как суперпозицию этих двух типов – дирекционного и инвариантного.

В общем случае в любом изменении цен знаки этих типов и веса их влияния могут быть различными. Например, дирекционное движение цен вверх может быть частично или полностью одновременно компенсировано инвариантным движением вниз. И наоборот. Получается, они могут, как усиливать друг друга, так и гасить, доводя ситуацию на первый взгляд, до абсурда, когда сильные покупки рынка не приводят к его итоговому росту, или когда падение рынка проходит без видимого массового давления продавцов, и рынок падает как бы сам.

Введение в модель поведения рынка инвариантного изменения цен устраняет эти кажущиеся абсурдности рынков, основанные на превалирующих представлениях о наличии на рынках только дирекционных движений.

Пошаговый механизм образования инвариантного движения

Теперь разберем это пошагово на модельном примере.

Допустим, в нашей модели на рынке присутствуют один крупный и успешный трейдер («акула») и несколько мелких трейдеров-неудачников («рыбешки»), например, их будет пять. Пусть они обладают разным эмоциональным зарядом при совершении сделок, причем именно акула является эмоционально устойчивой, а рыбешки наоборот – эмоционально заряженными (именно такое распределение эмоций присутствует на рынках, если оценивать их в средних величинах).

Пусть рыбешки могут открывать только по одному контракту в любую сторону (они же мелкие трейдеры), а акула – любое количество.

Теперь пусть к какому-то моменту времени акула скупит большое количество контрактов – откроет, таким образом, большую длинную позицию. Очевидно, против этой большой длинной позиции у рыбешек будет много мелких коротких позиций, и общая диспозиция будет такая:

trading1

Одному трейдеру мы не дали открыть короткой позиции, вместо этого у него позиция длинная, иначе торговля дальнейшая станет просто невозможной. Должен же быть в нашей модели какой-то люфт. Теперь акула станет просто ждать, выпадет на какое-то время из рынка. Тем более, эмоциями она не перегружена и может себе это позволить.

Какие дальше варианты действий оставшихся трейдеров? Трейдеры 2, 3, 4, 5 могут только покупать. Трейдер 1 только продать. Предположим, последняя цена рынка была 100. Пусть 1 трейдер выставит свой контракт на продажу по 100. Очевидно, что ситуация, когда желающих откупить позиции – четыре эмоционально заряженных трейдера — этот контракт улетит крайне быстро. Пусть самым проворным окажется 2 трейдер. Теперь диспозиция станет такая:

trading2

Пусть этот же 2 трейдер захочет восстановить свою короткую позицию, но уже по более высокой цене, скажем по 101. Выставит заявку. То, с какой скоростью улетел предыдущий контракт, зарядит оставшихся трейдеров на еще большие эмоции – позиции короткие, а откупиться очень трудно. Следовательно, этот офер по 101 также будет агрессивно сметен с рынка, например 3-м трейдером. Получится такая диспозиция:

trading3

Теперь пусть 3 трейдер захочет восстановить свою прежнюю короткую позицию по более дорогой цене, и выставит офер по 102.

Можно и дальше бесконечно раскручивать цепочку таких трейдов, но уже необязательно. Становится ясно, что при сохранении такого статус-кво, когда на единственный офер одновременно взирает три-четыре возбужденных трейдера, любая последующая сделка к предыдущей цене будет только прибавлять. Поэтому, пусть 1-й трейдер снова купит этот контракт, правда уже по 102 (считая, например, что тренд вверх, и первоначальная позиция у него была верная, да зря продана была в самом начале), и получим:

trading4

Баланс же прибылей убытков после всего этого стал такой:

trading5

Итак, прошло несколько сделок, и ситуация по позициям вернулась к исходной. Но только цена сделок поднялась со 100 до 102, а трейдеры получили соответствующие прибыли-убытки. Причем без участия акулы – она просто сидела в сторонке, спокойно наблюдая перебрасывание дефицитной позиции от трейдера к трейдеру.

Понятное дело, что в такой замкнутой модели этот цирк может продолжаться столько времени, сколько захочет акула. В реальности же, ей тоже когда-нибудь нужно будет продать свою позицию. Тем более, надо понимать, что в реальном рынке акула совсем не одна, и на любую акулу найдется другая, желающая воспользоваться ситуацией новых цен, ведь и между ними тоже имеется конкуренция.

Получается, если в любой момент времени баланс участников рынка в смысле их размеров, и как следствие эмоционального заряда с каждой стороны (а более крупные трейдеры, как правило, более эмоционально устойчивы), неравен, то мы получим трендовое ценовое движение с этим балансом связанное. Такой тренд будет идти до тех пор, пока указанный баланс не изменится на обратный. Ну и если далее приближать ситуацию к реальной, когда этот баланс еще и изменяется неравномерно (эмоции же могут возникать и угасать сколько угодно раз), плюс, конечно, зависимость по линии «размер трейдера – эмоциональная устойчивость» также нелинейна и непостоянна во времени, то мы и получим те пируэты, что рынки каждый день вытворяют – то растут, то падают.

Нонконспирология модели «импульс-коррекция»

Как уже упоминалось, подавляющее число трейдеров в описании любых рыночных движений исходят из конспирологических представлений о наличии «кукловодов», которые совершая торговые операции больших масштабов «рулят» рынки. Не обходят стороной и модель «импульс-коррекция». Считается, что во время коррекции акулы рынка постепенно и, не привлекая внимания, формируют крупную позицию, а затем выталкивают рынок в новый импульс. С первой частью описания вполне можно согласиться. Действительно, акулы рынка принадлежат к рыночному меньшинству, и то, что во время коррекции они, скорее всего, формируют позицию в расчете на новый импульс вполне логично. Толкают ли они потом цены в выгодную для себя сторону – вот интересный вопрос. Смею утверждать, что все это можно описать и без конспирологических предположений.

Проведем снова мысленный эксперимент с теми же участниками – с одной стороны успешный трейдер («акула»), с другой стороны набор мелких неуспешных трейдеров («рыбешки»). Пусть на рынке бычья модель «импульс-коррекция», которая позже разрешится новым импульсом вверх.

Рис. 1. Бычья модель «импульс-коррекция».
Рис. 1. Бычья модель «импульс-коррекция».

Мы исходим из того, что акула является успешным трейдером, значит, в своих сделках, как правило, находится на правильной стороне. Пусть и в этот раз он находится с правильной стороны рынка, с той стороны, которая позже принесет акуле прибыль. Это значит, что на протяжении коррекции от точки А до точки В он непрерывно и много покупал. Естественно супротив его покупок в качестве продавцов наши многочисленные рыбешки. Получается, что к окончанию коррекции (точка В) на рынке будет одна длинная позиция акулы и множество коротких позиций рыбешек.

Что будет делать дальше акула? А ничего! Как и в предыдущей главе, ей можно просто взять поп-корн, сесть в первый ряд и наблюдать за тем, как другие будут суетиться, конкурируя друг с другом за право побыстрее выкупить свои короткие позиции. Естественно, в такой ситуации они будут представлять из себя трейдеров с повышенным эмоциональным зарядом. Ведь рынок движется в ту сторону, эмоции которой превалируют. Известно, что самые большие эмоций проявляют трейдеры, кроющие свои убыточные позиции. Так, самой эмоционально заряженной сделкой можно считать сработавший автоматический стоп-лосс ордер – время размышления о сделке минимально, и цена сделки не имеет значения.

Итак, на момент точки В мы имеем толпу эмоционально заряженных на покупку рыбешек и одну акулу с длинной позицией, вальяжно наблюдающую за процессом.

Почему соотношение эмоций именно такое?

Во-первых, рыбешки изначально более эмоциональны, нежели акула. Эмоции трейдера наносят самый огромный финансовый вред его деятельности – это вам скажет любой опытный трейдер, это написано почти во всех учебниках по спекуляциям. Раз мы отнесли их к трейдерам неуспешным, значит, они, скорее всего, и не могут обуздать собственные эмоции.

Во-вторых, толпа рыбешек – это толпа конкурентов по выкупу своих однонаправленных коротких позиций. Конкуренция всегда добавляет ажиотажа.

В-третьих, стоп-лоссы рыбешек скорее всего расположены очень близко к текущим ценам, и скорее всего это будет зона от B до C, так как здесь их короткие сделки начнут вместо прибыли приносить убытки. Стоит рынку чуть сместиться от точки B вверх, как тут же включится цепочка стоп-лоссов всех открытых на протяжении диапазона AB коротких сделок.

Напротив, акула начнет нервничать, скорее всего, только, если рынок опустится до точки E, когда коррекция уже не будет похожа на правильную, и ей придется подумать о том, чтобы закрыть свою позицию. До этого же ей незачем волноваться. Да и ставить стоп-лосс очень близко к рынку ей совсем не с руки – позиция то крупная, просто так не спрыгнешь.

В итоге в нашем примере группа рыбешек будет пытаться освободиться от своих убыточных коротких позиций, как от раскаленной картофелины, активно перебрасывая ее друг другу, они создадут эмоционально обусловленный бычий импульс от B до С, а затем по инерции вероятно и до D. Понятно, что такое движение пройдет по инвариантному типу.

И никакой конспирологии…

По материалам курса Алексея Всемирнова «Конспирология технического анализа»

Полезные статьи по теме

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button